« Dezember 2019 »
Dezember
MoDiMiDoFrSaSo
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Uni-Logo
Sektionen
Sie sind hier: Startseite Feuilleton Факторы политико-культурного развития современной Украины: противоречия государства, элит и общества
Artikelaktionen

Факторы политико-культурного развития современной Украины: противоречия государства, элит и общества

BannerFeuilleton

Julia Bidenko

 

Кандидат политических наук

 

Mail: j.bidenko@gmail.com

Tel.: +38-050-615-7267

Julia Bidenko

В отличие от многих постсоветских стран, политическая история Украины развивалась довольно динамично, равно как и процессы формирования гражданского общества, партийной системы, политических ориентаций граждан. Однако данная динамика имела не экспоненциальный характер транзита к демократии и приближения к европейским политическим практикам, а была спорадической с определенными рывками и реверсами.
Для понимания современной ситуации в Украине, как и анализа прошлых стадий ее новейшей политической истории, по нашему мнению, можно руководствоваться, как минимум, несколькими социально-политическими особенностями этой страны, среди которых наиболее значимыми выступают: слабость государственных институтов, плюрализм политико-экономических элит и формирование различных олигархических кланов, а также расколы в общественном сознании и противоречивость политических ориентаций и установок населения страны.
3171-1Слабость государственных институтов, казавшая естественной в первые годы обретения независимости, стала системным признаком, затянувшимся на десятилетия. В отличие от соседних государств (Беларуси и России), Украина не пошла путем супер-президентской республики с повышенной ролью силового "полицейского" блока, поэтому в какой-то степени она постоянно балансировала между перегруженным бюрократическим государством и недостатком власти.
После 1991 года в Украине осталась система государственных органов, унаследованная от СССР, функциональный и кадровый состав которого не мог и не хотел проводить кардинальные реформы, в отличие от соседних стран Восточной Европы (Польши, Чехии, Прибалтики), где десоветизация означала, прежде всего, отказ от социалистических органов, кадров и даже административной структуры.
В Украине же продолжала существовать целая сеть государственных регулирующих, разрешительных структур, распределительной системы, министерских ведомств. Годами не принималась Конституция страны, отсутствовали или не выполнялись законы. Конституция страны была принята спустя только 5 лет после обретения Независимости и стала своеобразным эклектическим компромиссом – в ней сочетались свойственные советскому праву гарантии «социальности» государства, старая административно-командная система и нормы, характерные для европейского континетального права – разделения властей, верховенства суда, закрепления прав местного самоуправления и т.д.1. Что же касается других органов государственной власти, деятельность которых должна была регулироваться законами, в течение долгого времени здесь существовало множество коллизий права, нагромождение и противоречие норм и  непрозрачное «ручное» управление. В результате государственный аппарат на всех уровнях стал «вещью в себе», рассматриваемый государственными служащими, как временное личное владение или ресурс для обогащения путем усложнения норм и регуляторных правил и имитации функций публичного управления (Подробнее: Fisun, 20122).
Следует обратить внимание, что первоначальная слабость государственных институтов привела к имитации приватизации, неспособности государства перераспределить государственную и коммунальную собственность на прозрачных и справедливых основаниях – ни между работниками, ни перепродать ее инвесторам прозрачно. В течение 90-х гг. ХХ ст. в Украине, гораздо более активно шел захват и передел индустриального наследия Советского Союза, который привел к формированию нескольких крупных региональных финансово-промышленных групп, а также целой плеяде локальных бизнес-политических групп среднего уровня, желавших также защитить свои интересы с помощью партийных проектов и медиа.
Декларируемые в украинской Конституции широкие права граждан и институт свободных выборов, помноженные на разнородность политико-экономических элит (начиная от бывших коммунистических директоров и заканчивая диссидентскими, правозащитными, культурно-националистическими объединениями), привели к возникновению мульти- или гипер- партийной системы – на протяжении последних 24 лет в Украине постоянно прирастало количество зарегистрированных политических партий, число которых колебалось от 39 в первые годы независимости до более, чем 240 в последние годы.3 Их упрощенная легализация, непрозрачность финансирования, строительство «сверху» приводило к тому, что в украинский Парламент на каждом избирательном цикле проходили различные партийные «бренды» (в среднем около 4-6 партий), однако сам депутатский корпус значительно не обновлялся. Такая ситуация может быть названа в терминах Т. Каротерза4 бесполезным плюрализмом (Carothers, 2002), когда в результате выборов ни одна из политических сил не могла сформировать правительство единолично (вплоть до прихода к власти Виктора Януковича и Партии Регионов в 2010 г.) или же не могла этого сделать конституционно в условиях президентско-парламентской республики во время правления Леонида Кучмы (1994-2004).

0071-2

Geschenk des Gouverneurs der Region Charkow an Journalisten und Experten bei der Gründung der separatistischen Bewegung „Ukrainische Front“ am 1. Februar 2014.

Сложности формирования гомогенной политической культуры в Украине были связаны также и с довольно противоречивыми визиями нации, ее целей, и политико-культурными установками украинского общества. Несмотря на относительно большое число сторонников теории конфликта цивилизаций Самюэля Хантингтона, согласно интерпретации которого разлом между Западом и Востоком проходит как раз посредине Украины, мы придерживаемся мнения, что раскол украинского общества был не настолько имманентным и во многом инспирировался элитными группами данной и соседних стран, в частности Россией, сохранявшей свое влияние в информационном, экономическом и культурном поле Украины. Доказательством тому могут служить результаты парламентских и президентских выборов 1991, 1994, 1998 и 1999 годов в Украине. Как ни странно это звучит сейчас – в т.ч. и для самих постсоветских исследователей, - в начале 1990-х годов расколы по геополитическому, этно-культурному  и языковому признаку не были настолько глубокими, как в 2000-2014 гг. Стоит напомнить, что именно электорат Западной Украины массово голосовал за Леонида Кучму в 1999 г. во втором туре президентских выборов, но в 2004 году мобилизация этого региона против ставленника Кучмы – Януковича и предопределила массовость первого украинского Майдана 2004 г.. Ориентации граждан Украины в течение 1990-х гг. были довольно аморфными, большинство населения не могли определиться со своим идеологическим выбором или же просто не разбирались в идеологических течениях на базовом уровне. Данный факт подтверждается ежегодным социологическим мониторингом Института социологии Национальной Академии Наук Украины, социологическими исследованиями Фонда «Демократические инициативы»5 и опросами Центра экономических и социологических исследований А. Разумкова6. Идентичность многих граждан Украины оставалась размытой, до 20 % продолжали считать себя «советскими» людьми, многие не были способны определить себя в числе сторонников социализма или рыночной экономики. Неэффективность государственных институтов, о которых говорилось выше, плюралистичность политических элит срощенных с бизнесом и медиа, привели к тому, что с 90-х годов, национальная, языковая, образовательная  политика (особенно политика гражданского образования) являлись плодотворной темой для политических спекуляций перед выборами (politics), но не становились предметом стратегической политики государства (policy). В течение десятилетий украинская нация не строилась ни по этническому, ни по политическому признакам, а формировалась как нестабильное общество аномии. Учитывая бедность, разнонаправленные потоки трудовой миграции, замещение общественно-украинского информационного контента государственно-российским, к 2010-2015 гг. политико-культурные расколы украинского общества оказались весьма ощутимыми, что и привело к гражданскому вооруженному конфликту в государстве. Значительная часть жителей промышленных регионов восточной Украины, инспирируемые риторикой пророссийских политико-экономических элит, легко совмещали в себе советскую идентичность и преданность коммунистическому наследию с идеями ортодоксального православия, а также «плохого, аморального Запада против великой России», вполне оправдывая насильственные методы решения конфликтов. В тот же момент в большей степени жители западной и центральной Украины, имея проевропейскую ориентацию, борясь за «демократию европейского образца», часто пренебрегали рационально-правовыми механизмы демократии, предпочитая прямое протестное участие.
0129-4
Резюмируя, хочется отметить, что военный конфликт 2014-2015 годов опять же показал аккумулируемую десятилетиями слабость коррумпированных государственных институтов Украины (включая суд, милицию, прокуратуру и армию), которые будучи поочередно эксплуатируемыми различными политико-экономическими кланами оказались неспособными решать проблемы многосоставного общества. Однако, следует заметить, что этот же конфликт выявил огромный потенциал гражданского общества Украины, его способность нивелировать навязанные идеологические, этнические и языковые различия перед лицом реальной военной угрозы – вне институтов государства. Слабость бюрократического государства, использование его финансово-политическими кланами в качестве инструмента обогащения в течение десятилетий, научили значительную часть украинского общества самоорганизации, информационные технологии придали этому явлению гораздо больший масштаб. В большинстве случаев русскоязычные харьковчане, одесситы и днепропетровчане оказались гораздо ближе жителям Львова и Винницы, нежели это предполагалось политическими акторами еще на парламентских выборах 2012 г.
После результатов местных выборов 2015 г.7 Украина снова выглядит как «лоскутное одеяло», где у каждой местной громады свои предпочтения, свои спонсоры и кандидаты от разных сил, и страна снова, как в 90-е годы ХХ  ст. не разделена на два больших конфронтационных электоральных сегмента.
0136-6

0132-5

Однако, если первые два указанных выше факторов - коррупционная слабость государственных институтов и отсутствие консенсуса элит – не будет учтено и изменено в ходе реформ, Украину могут ждать весьма печальные перспективы перманентного замороженного конфликта по линии «Донбасс - Украина» или же по линии «свой-чужой» в отношении каждого региона.

Юлия Биденко
Кандидат политических наук,
доцент кафедры политологии Харьковского национального университета Василия Каразина [Украина]

1Constitutional development in Ukraine. / Centre for Political and Legal Reforms http://en.pravo.org.ua/constitutional-order/150-constitutional-issues/533-i-general-characteristics-of-the-ukrainian-constitution.html

2 Fisun, Oleksandr, Rethinking Post-Soviet Politics from a Neopatrimonial Perspective (March 1, 2012). Democratizatsiya. The Journal of Post-Soviet Democratization, 2012. Available at SSRN: http://ssrn.com/abstract=2645304

3 Государственный реестр политических партий Украины. http://www.drsu.gov.ua/party

4 Carothers, Thomas. “The End of the Transition Paradigm.” Journal of Democracy 13:1 (2002). http://carnegieendowment.org/files/carothers_jod_2002.pdf

5 http://dif.org.ua/en/polls/

6 http://www.uceps.org/eng/socpolls.php

7 http://www.cvk.gov.ua/wvm2015/pvm002pt001f01=100pt00_t001f01=100.html



 

 

Official Partner
Bayerische Staatsbibliothek
Bayerische Staatsbibliothek

Banner Koch Metschnikow Forum
Koch Metschnikow Forum

Logo Polnische Filmquellen

Polnische Filmquellen

National Film Archive Warsaw


auf Twitter
Kontakt

Tel.:  +49-761-203-3435
Fax: +49-761-203-9190
Mail: kontakt@osteuropakanal.uni-freiburg.de

 

Impressum

___________________

Albert-Ludwigs-Universität Freiburg
OSTEUROPAKANAL
Rempartstraße 15
Kollegiengebäude IV
79085 Freiburg im Breisgau
Deutschland
___________________
 


Größere Kartenansicht

___________________

 

Benutzerspezifische Werkzeuge